RSS

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ДРЕВНЕГО СОСЕНСКОГО СТАНА В НОВУЮ МОСКВУ.

Сообщений в теме: 4
Репутация: 3
Рейтинг: 111
Кол-во тем: 63
Сообщения: 436
Новая Москва, поселение Сосенское…
Это название уводит нас в глубь веков, когда обширный Московский уезд делился на станы, вплоть до губернской реформы Екатерины II в 1775 г. Средневековое название «Стан» возникло от понятия Стоянка или Становище, т.е. место, где располагались удельные князья со своим войском или их наместники. Один из многочисленных станов Московского уезда именовался Сосенским. Своё название стан получил по имени реки Сосна, или в современном варианте — Сосенка.
Ни один из многочисленных станов Московского уезда не был столь подробно описан, как Сосенский. А сделал это в своей книге «Древний Сосенский стан Московского уезда» Дмитрий Оттович Шеппинг. Его исторический труд поистине стал настольной книгой писателей и краеведов. Но имя самого автора в наши дни почти забыто, и хотелось бы исправить эту несправедливость.

Барон Дмитрий Оттович Шеппинг родился в 1823 году.

Герб баронов Шеппингов:


Его отец, Оттон Дмитриевич Шеппинг, происходил из старинного рода курляндских баронов. Свою жизнь он посвятил военной карьере, был участником и героем Отечественной войны 1812 года, флигель-адьютантом императора Александра I. А.С.Пушкин был знаком С Оттоном Шеппингом, но отчего-то его не долюбливал, и несколько раз негативно писал о нём в своих стихах. Например, в стихотворении к Горчакову:

«Где ум хранит невольное молчанье,
Где холодом сердца поражены,
Где Бутурлин — невежд законодатель,
Где Шеппинг — царь, а скука — председатель,
Где глупостью единой все равны.»



Мать — Мария Дмитриевна, урождённая Черткова, была дочерью крупного землевладельца и предводителя дворянства Воронежской губернии.



Дмитрий Оттович был единственным сыном супружеской четы Шеппинг. Он получил домашнее образование, но уровень его был достаточно высок, и позволил барону Шеппингу заниматься в дальнейшем научной и писательской деятельностью.Хорошее знание нескольких иностранных языков давало возможность служить переводчиком в Главном архиве Министерства иностранных дел Российской Империи.

Когда Дмитрий Оттович вышел в отставку, он приобрёл имение Никольское в Подольском уезде Московской губернии, и поселился там со своей семьёй.



Барон Шеппинг был так очарован природной красотой и укладом жизни этих мест, что решил написать о них книгу. Он поднял архивы Вотчинной коллегии, изучал старые карты, писцовые грамоты и межевые документы, родословные росписи дворян. За несколько лет он проделал огромную работу, описав все окрестные земли и их владельцев. Так появился его труд «Древний Сосенский Стан Московского уезда».
Но этот историко-краеведческий труд был написан Шеппингом в зрелом возрасте. Писать он начал гораздо раньше. Главной темой его книг, статей, исследований было всё, что связано с историей древних славян. Свою первую книгу «Мифы славянского язычества» он написал в 26 лет. Позднее, в 1862 году вышел его труд «Русская народность в её поверьях, обрядах и сказах».



Увлечение барона Шеппинга славянством было не случайно. Его дядя, Александр Дмитриевич Чертков, был славянофилом, историком и археологом, в своей библиотеке он собрал целую коллекцию редких книг и рукописей, большая часть которых была об истории древних славян, как раннехристианского, так и дохристианского периода. Впоследствии, А.Д.Чертков завещал свою библиотеку городу, и после смерти вся его коллекция вошла в состав Государственной Публичной Исторической Библиотеки.
Дмитрий Оттович на правах племянника пользовался этой библиотекой, писал научные статьи, был членом Общества Любителей Древностей.
Но он не ограничивался только изучением письменных источников, а по примеру его дяди, А.Черткова, занялся археологией. Барон Шеппинг исследовал курганы в районе села Коньково Московского уезда, и деревни Потапово Подольского уезда. А также группу курганов около реки Гвоздянки в Острогожском уезде Воронежской губернии. О своих находках он писал подробные отчёты в трудах Московского Археологического Общества, активным членом которого состоял.

После того, как Дмитрий Шеппинг поселился в Никольском, благодаря своему общительному характеру, быстро сдружился с соседями по уезду, бывал в гостях в усадьбах Валуево, Знаменские Садки, в Филимонках у князей Четвертинских, Остафьево у Вяземских. Будучи восхищённым красотой усадьбы Остафьево, которую современники называли Русский Парнас, в своей книге «Древний Сосенский стан» он даже сделал исключение, упомянув об усадьбе Вяземских, которая не входила в границы Сосенского стана. Вне всякого сомнения, соседние помещики тоже бывали с ответными визитами в Никольском, у четы Шеппинг. Хотя семья барона владела и несколькими домами в Москве, в том числе, на Большой Дмитровке и в Газетном переулке.

Во 1860-х годах Дмитрий Оттович приобрёл в собственность находящуюся по соседству деревню Прокшино.
Но он не хотел довольствоваться ролью помещика и землевладельца, поэтому предпочитал принимать активное участие в общественной жизни уезда.
В историческом архиве Москвы сохранилось дело, в котором есть ходатайство барона Шеппинга перед Воронежским генерал-губернатором. Он просил присоединить к его имению Прокшино в Московской губернии, доставшийся по наследству от матери хутор Постоялый в Острогожском уезде Воронежской губернии. Как он сам писал, это необходимо для повышения своего статуса, и чтобы иметь право голоса в выборах в земское дворянское уездное собрание.



Судя по архивным документам, Воронежский губернатор дал добро, и Дмитрий Шеппинг стал полноправным членом дворянского собрания Подольского уезда. Сохранились журналы заседаний земских дворянских собраний, где отражено, что барон Шеппинг активно участвует во всех общественных делах уезда. Так что о Дмитрии Оттовиче можно говорить не только как о писателе, этнографе и археологе, но и как об активном гражданине.

В 1895 году, в возрасте 72 лет, барон Дмитрий Шеппинг скончался, оставив после себя четверых взрослых успешных детей, внуков, и свои труды, которые дошли до наших дней.

Он был похоронен в некрополе Новодевичьего монастыря, где уже покоилась умершая ранее его супруга, Мария Петровна. Кстати, судя по воспоминаниям современников, это была женщина редкой красоты и обаяния.
Но в 30-е годы прошлого века кладбище Новодевичьего монастыря было практически разрушено. Из 2 тысяч захоронений осталось не больше ста — могилы и памятники известных исторических деятелей, писателей, декабристов, героев войны 1812 г. К сожалению, могила Дмитрия Шеппинга и его супруги на сегодняшний день утрачена.

Некрополь Новодевичьего монастыря в 1920-е годы:



Что касается имения в Никольском, то его унаследовала дочь барона, Елизавета Дмитриевна Шеппинг. Фрейлина двора Его Императорского Величества, бездетная и незамужняя Елизавета Шеппинг, последние годы своей жизни занималась благотворительностью. В частности, она была активным членом Московского Братолюбивого общества, занимающегося обеспечением жильём неимущих граждан.

В 1918 году, имение Шеппингов было конфисковано, земли и имущество было передано для организации совхоза. Впоследствии, само имение стало именоваться как деревня Николо-Хованское, и сохранило своё название до настоящего времени.
Так описывается хозяйство Шеппингов:
«Более 19 десятин занимала усадьба с трёхэтажным домом.Здесь же располагались деревянная одноэтажная дача, двухэтажная каменная контора, каменный одноэтажный дом для рабочих, деревянная богадельня, оранжерея. В усадьбе имелись скотный двор, птичник, конюшня, сараи, погреб и другие хозяйственные постройки...»

В каретном сарае стояли: фаэтон на резиновом ходу, пролетка, 3 шарабана, дрожки,8 саней, несколько мужских и женских сёдел. В оранжерее росли 10 пальм,16 персиковых деревьев, было 2 тысячи глиняных горшков для выращивания саженцев и цветов ".







После войны совхоз Николо-Хованское назывался «Победа» им.Сталина. А в 1957 году вошёл в состав прославленного Госплемзавода «Коммунарка».

По рассказам местных старожилов, бывшие хозяйственные строения использовались в советский период, и к 80-м годам 20 века обветшали, были снесены и заменены новыми колхозными постройками. Не сохранилась и одна из «изюминок» усадьбы Шеппингов:
в одном из усадебных прудов, расположенных возле господского особняка, был насыпной островок, к нему с берега вёл деревянный мостик, а на островке располагалась ажурная беседка, где владельцы в хорошую погоду устраивали чаепития. Кстати, такой приём усадебно-парковой архитектуры был довольне моден в 19 веке. Подобные насыпные островки с беседками были во многих усадьбах, например в усадьбе Марфино или Алмазово.
Главный усадебный дом, судя по архивному описанию, был 3-х этажный, с балконами, низ каменный, верх деревянный. Что удивительно, остатки этого дома до сих пор сохранились в деревне Николо-Хованское. Но, к сожалению, эти постройки находятся на частной территории, и владелец участка не захотел пойти на контакт, чтобы дать возможность осмотреть и исследовать фрагменты усадебного дома Шеппингов. Всё, что удалось, это сфотографировать эти строения из-за забора. В советское время особняк Шеппингов использовался как общественное здание: там был в своё время и клуб, и библиотека, и детский сад. Здание неоднократно ремонтировалось, да и новый владелец над ним тоже «поработал». Поэтому опознать в этих строениях усадьбу барона Шеппинга почти невозможно.




Однако, у семьи Шеппингов был ещё и родовой замок Борсминде, в Прибалтике:

«Более четырех столетий кряду — с конца 15 в. вплоть до аграрной реформы 1920 г. Борнсминдское поместье находилось во владении одного рода фон Шеппингов. По прямой линии от отца к сыну собственность Борнсминде передавалась в общей сложности в одиннадцати поколениях Шеппингов вплоть до середины 19 в. „

Полную версию о родовом замке баронов Шеппингов можно прочитать тут: www.castle.lv/latvija/bornsminde.html





Деревню Николо-Хованское, где когда-то жили Шеппинги, сейчас деревней можно назвать весьма условно — это теперь территория Новой Москвы, которая интенсивно застраивается: технопарк, коттеджи и таунхаусы, а теперь вот целый многоэтажный жилой комплекс Испанские кварталы. Это уже настоящий городской микрорайон. И улицы в нём называют соответственно: Веласкеса, Сервантеса и т.д.
Жаль, что в поселении Сосенское почти не сохранилось исторических памятных мест: дворянских усадеб, старинных храмов, древних курганов.
Но хотелось бы верить, что однажды в этом районе появится улица или аллея имени Дмитрия Оттовича Шеппинга. И это будет справедливо, ведь он не только жил в этих местах, но и написал о них книгу!

Репутация: 1
Рейтинг: 57
Кол-во тем: 45
Сообщения: 222
Кстати, в справочной книжке Шрамченко (1890 год) в Должниково указана усадьба (именно «усадьба») Д.О. Шеппинга. Получается, у него там тоже был дом, в соседней деревне? Или это Шрамченко путает?
Репутация: 3
Рейтинг: 111
Кол-во тем: 63
Сообщения: 436
Шрамченко не путает — Должниково принадлежало Шеппингу, также как и Никольское, было куплено на имя его жены, Марии Петровны. Предыдущей владелицей была коллежский секретарь Марья Степановна Тюрина, и деревня продавалась на торгах, с аукциона, с большой долей вероятности — за долги.
Должниково, судя по картам и другим источникам, сущестовало не менее 3 веков, и сменило немало владельцев. Но именно с этим населённым пунктом произошла какая-то странная история. Шеппинг приобрёл Должниково в собственность, а потом, по его собственному утверждению в «Древнем Сосенском стане», деревню упразднил, а крестьян переселил — часть к себе в Никольское, а часть в Марьинские выселки, то бишь, часть деревни Марьино, которая делилась на две части проезжей дорогой. Эти самые Марьинские выселки не что иное, как известный нам с 20 века посёлок Мамыри. Конечно в Должниково никаких особых хором и особняков не было, просто обычный средней руки владельческий дом. Но бывшее Должниково, хоть и было упразднено, никогда не пустовало, и всегда было обитаемо.Вплоть до середины 20 века. Ещё в 20-х годах это был хутор Долженки, входивший в состав совхоза Николо-Хованское. И только когда эти места влились в состав ГПЗ Коммунарка (конец 50-х годов), Должниково окончательно кануло в Лету. В наши дни на этом месте недостроенный по непонятным причинам, КП «Лесная симфония».
Для меня невыясненным остался только один вопрос, на который найти ответ крайне затруднительно: зачем Дмитрий Оттович Шеппинг упразднил деревню Должниково?





Репутация: 3
Рейтинг: 111
Кол-во тем: 63
Сообщения: 436
Цитата: Irina-1968
Для меня невыясненным остался только один вопрос, на который найти ответ крайне затруднительно: зачем Дмитрий Оттович Шеппинг упразднил деревню Должниково?


Я кажется сама нашла ответ на свой вопрос: изучая историю крестьянской реформы 1861 года, наткнулась на такие строки — «Одни переносили крестьянские усадьбы на новые места или переменяли у них земляные участки; иные переселяли крестьян в другие свои имения, »......

Получается, что дальновидный и предусмотрительный Шеппинг, по примеру других бойких землевладельцев ( не сам придумал), ещё до официального вступления в силу Положений о крестьянской реформе, расселил крестьян Должниково -часть в Никольское, а часть в Марьино. Тем самым, он избавился от необходимости после реформы выделять крестьянам Должниково полевые наделы, и сохранил территорию деревни полностью в своей собственности. Я сейчас не говорю, было это хорошо для крестьян, или плохо. Не думаю, что они были в восторге. Но спустя время, крестьяне всё же вернулись в родное Должниково, хотя к тому времени сама деревня была упразднена, и даже название потом исчезло с карт. Бывшее Должниково везде числилось как имение баронессы Шеппинг, после смерти барона и его жены Должниково перешло к одной из их дочерей — Аглае Дмитриевне.

Утверждать со стопроцентной уверенностью, что Должниково исчезло именно по той причине, что озвучена выше- довольно сложно. Для этого нужны более ли менее надёжные доказательства, которыми я пока не располагаю. Но на сегодняшний день, это пока единственная разумная версия.
Репутация: 1
Рейтинг: 57
Кол-во тем: 45
Сообщения: 222
Ну, естественно, что исчезновение деревни, так или иначе, связано с этой махинацией Шепппинга. Может, это была не единственная причина, но точно одна из ключевых. Крестьянам не досталось в этом месте земли, а значит — место было обречено на угасание. Переселенные занялись своими делами на новом месте, а Должниково постепенно загнулось.

Мораль сей басни такова — наличие земли не столь важно, сколько наличие людей, ощущающих эту землю «своей» и готовых на ней работать. Нахватали дворяне себе полей, полагая, что придумали отличную хитрость. Но в долгосрочной перспективе оказались в проигрыше, особенно — когда крестьяне ломанулись в города, к бурно растущей промышленности, ибо это было намного вкусней, чем арендовать землю у запасливого помещика (у нас и так здесь весьма скудная земля, на фоне южных областей, а уж в условиях конкуренции с заводами — аграрное хозяйство Подмосковья вообще проигрывает моментально).
Для того, чтобы отвечать в темах на форуме необходимо войти на сайт или зарегистрироваться.