RSS

РУССКАЯ УСАДЬБА - ФЕНОМЕН МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Сообщений в теме: 0
Репутация: 0
Рейтинг: 4
Кол-во тем: 16
Сообщения: 46
История формирования усадебно-парковых комплексов началась в России в XVI веке. Вотчинные земли с крестьянским людом передавались служивым боярам и дворянам уже в период правления Ивана Грозного за заслуги перед царем и Отечеством. Местом их пребывания была Москва около государя. Отпуска им давались редко, да они были краткосрочными. Поэтому хозяева не стремились обустроить свои загородные владения. Подмосковные, как называли раньше усадьбы вокруг Москвы радиусом около 150-180 километров, для многих владельцев были производителями продовольствия для их хозяев, которые ненадолго приезжали в них, чтобы развлечься псовой и соколиной охотой, отдохнуть. Первоначально поместья не подлежали продаже, обмену, наследованию. Постепенно поместья становятся наследственными, а с 1714 года — собственностью помещиков.

XVIII век дал множество послаблений служивым царю людям, указ 1727 года разрешал отпускать 2/3 офицеров и урядников в их поместья для приведения хозяйства в порядок. С 1736 года срок службы дворянства ограничивался 25 годами, разрешалось оставлять в поместьях одного из наследников для ведения дел в имениях. В 1740 году дворянам было дозволено выбирать между военной и гражданской службой. Начинается формирование слоя поместного дворянства, живущего постоянно в своих имениях.

Манифест 18 февраля 1762 года «О вольности дворянской» полностью освободил дворян от обязательной военной службы. Юридическое оформление этого дворянского сословия окончательно завершено губернской реформой 1775 года и Жалованной грамотой дворянству 1785 года, которая дала дворянству значительные личные, имущественные и сословные привилегии. Понятие дворянства в ней определяется как «следствие, истекающее от качества и добродетели, начальствующих в древности мужей отметивших себя заслугами чем, обращая самую службу в достоинство, приобрели потомству своему нарицание благородное».

Основная часть дворян владела 20 душами крепостных и менее — 59%, владельцев 20—100 душ — 25%, 16% приходилось на помещиков, в хозяйствах которых было 100 душ крепостных.
К середине XIX века (по данным переписи населения 1858 года) благосостояние дворянства значительно возросло. Сократилась доля дворян первой группы (39%), до 34% возросло число дворян второй группы (20—100 душ), а также владевших от 101 до 1000 душ (21%). Очень богатых крупных землевладельцев было всего 1,3%. Беспоместные дворяне составляли 3,5% дворянского сословия.

Конец XVIII — середина XIX веков — время превращения усадьбы в особое явление русской, да и мировой культуры. Дворян среднего достатка больше всего интересовала культура — литература, театр, живопись, история, общественно-политические теории. Золотой век русской культуры во многом подпитывается именно этим слоем дворянства в 18 — 19 тысяч семей из чьих рядов и вышли таланты.

Весьма важным было прямое общение с крестьянами — народные песни, танцы, питали дворянскую культуру, нашедшую отражение в творчестве А.С. Пушкина, П.И. Чайковского и многих других. Заметим, что и угасание усадебной культуры нашло отражение в творчестве живописцев. Ярчайшим из них был В.Э. Борисов-Мусатов.

Вернемся к подмосковным усадебно-парковым комплексам. Ближайшие из них включены сегодня в черту города, дальние жемчужины садово-паркового искусства нанизаны на речные долины. Вблизи столицы их больше, наличие дорог и особенностей природного ландшафта также сыграли свою роль в обустройстве усадебно-парковых комплексов. Так, в подмосковной Мещере они единичны, а возвышенные, с разнообразными ландшафтами территории — Смоленско-Московская возвышенность и Клинско-Дмитровская гряда — плотно усеяны весьма живописными усадебно-парковыми комплексами. Значительное количество усадеб возникло к югу от Москвы на Московско-Окском скате, расчлененном многочисленными реками.

При строительстве усадебно-паркового комплекса (как правило, в речных долинах — до 85% всех усадеб Подмосковья располагалось именно в них или на их бортах) происходило существенное преобразование ландшафта и его отдельных составляющих — растительности, гидрогеографической сети, т. е. речек, озер, прудов. Наименьшие изменения касались крупных форм рельефа, архитектурно-планировочные решения при возведении усадеб и их парков приспосабливались к его особенностям, хотя мелкие и средние формы рельефа могли меняться, надстраиваться или срезаться в зависимости от обстоятельств.

Усадебное строительство в XVIII—XIX веках было существенным фактором преобразования природы на локальном уровне. Изменение всех природных компонентов в усадьбах шло по пути увеличения природного разнообразия. Результаты этих изменений при создании и последующем развитии усадебно-парковых комплексов отмечаются в виде двух тенденций развития ландшафтов: нарастание ландшафтного разнообразия территории и усиление дробности природных составляющих при повышении эстетического и пейзажного разнообразия внутри усадеб. Последовательные преобразования ландшафтов, его «вдохновляющие» ресурсы переводили природный ландшафт в культурный.

Культурный ландшафт — конкретная территория с определенными природными условиями, в течение длительного времени осваиваемая человеком, изменившим ее в результате своей хозяйственной социальной и интеллектуально-духовной деятельности. Пространство культурного ландшафта всегда наполнено символами и смыслом. Его окружения — леса, луга и поля — часто сохранялись как естественное обрамление.
Возведенные на границах нескольких ландшафтов — долинных, ледниковых и т. п. в наиболее живописных местах своих владений, усадьбы радовали глаз не только оригинальными монументальными постройками, но и умелым сочетанием природного и рукотворного.
Господский дом, как правило, строился в наиболее возвышенном месте, здесь же располагался храм, рядом протекала речка или находилась система прудов. Парки славились коллекциями пород различных деревьев. В усадьбе Уваровка-Поречье в верховьях реки Москвы в парке находилось несколько сот деревьев и кустарников, часто весьма экзотических, таких, как туя, кипарисник и другие. Некоторые из них заботливо укутывались рогожами в холодный период года.

Мир русской усадьбы складывается из соотношений природных, пейзажных мотивов и пространственно-художественных, архитектурно-планировочных. В случаях, когда монотонность природного ландшафта не позволяла использовать структурные элементы рельефа, создавались искусственные рельефы — горки, гряды и тому подобное.

Среди подмосковных усадеб, а их в Золотой век расцвета усадебной культуры было свыше тысячи, в настоящее время руинированных зданий и парков, от которых сохранилась одна аллея, да и та не полностью, насчитывается свыше 700. О некоторых из них можно судить по картинам художников (например, изображение усадьбы Григорово на картине А.К. Саврасова).

Усадьбы Подмосковья несли в себе черты городской и сельской культур, были своеобразными «информационными центрами». Усадьбы, возникшие вблизи столицы, сильно отличались друг от друга по характеру строительного размаха, приемам художественного оформления и своему предназначению. Многие черты будущего комплекса определялись заранее: будет ли это усадьба увеселительная или усадьба, приспособленная к более или менее постоянному жилью и ведению хозяйства. В Подмосковье увеселительные усадьбы Останкино, Кусково, Кузьминки, Архангельское теснились ближе к городу. Напротив, чем дальше от Москвы, тем больше появлялось экономических поместий, архитектура и парки которых имели сравнительно простой облик. Очевидно, что подобных усадеб было большинство.

Классическая усадьба Европейской России сформировалась в конце Петровской эпохи, и специфика ее определялась в процессе отказа от формы, которая культивировалась близ Петербурга. Как правило, Подмосковье свободно сочетали в себе несколько функций, которые уравновешивали друг друга: она была и увеселительной резиденцией и местом тихого уединения и хозяйственным предприятием деятельного владельца. Несмотря на все многообразие усадеб, собранных в Подмосковье, можно легко обнаружить их общие черты. Так, центром усадьбы были жилые здания: господский дом и флигели, для молодежи, для гостей, для челяди, обслуживающей господский дом. Рядом с ними были хозяйственные постройки, предназначенные только для обслуживания бытовых нужд хозяина и его семьи. Рядом находилась церковь, зачастую более древняя, чем усадебные строения.

Старый афоризм — театр начинается с вешалки, можно дополнить — усадьба начинается с парка. На усадебных планах, заботливо расчерченных услужливыми архитекторами той поры, появлялась геометрическая сеть аллей ортогональных, пересекающихся под прямым углом, диагональных, разбегающихся от главного дома лучами. Существовали аллеи, замысловатые изгибы которых более напоминали широкие тропы, подчеркивающие особенности рельефа. Аллеи выводили на видовые точки ландшафта. С них открывались дали и ширь необъятных пространств, столь любимых русским человеком. Нельзя не вспомнить двух афористичных высказываний Д.С. Лихачёва: «русский человек — пейзажный человек» и «русская усадьба — ворота в природу».

Уничтожение усадеб началось не с 1917 года, а гораздо раньше — с отмены крепостного права 1861 года. Исчезла бесплатная рабочая сила, обеднело дворянское сословие. Ему на смену пришли купцы-предприниматели. Они скупали усадьбы для своих нужд, старались вести хозяйство «с выгодой». Рубили леса, экономили на содержании садов и парков. Смена хозяев и ее результаты прекрасно описаны в классической русской литературе («Вишневый сад» А.П. Чехова).

Начало разгрома и разграбления усадеб пришлось на первые годы XX столетия. Первая русская революция привела в движение миллионы крестьян. «По справедливости», «поровну» разделить и раздать. Во главе разгрома, поджогов и разграбления усадеб часто стояли богатые крестьяне — кулаки, более всех тащившие из усадеб мебель, иконы, картины, разнообразную утварь. Брали по принципу — все в хозяйстве сгодится.

Неустойчивость власти Временного правительства также нанесла удар по усадьбам Подмосковья. Тогда же был пущен в огневой распыл усадебный дом А. Блока в Шахматове Декреты Советской власти о сохранении наследия прошлого сыграли некоторую положительную роль — отдав лучшие усадьбы под дома отдыха и санатории для партийной и хозяйственной номенклатуры. Внимание общественности к состоянию, сохранению и использованию ценностей, доставшихся от проклятого «прошлого», привлекало Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ), созданное в 1922 г, одним из руководителей которого был А.Н. Греч. В 1930 годы он был арестован и осужден. Его замечательный труд, посвященный усадьбам Подмосковья — «Венок усадьбам» — вышел в виде отдельного тома в одном из выпусков альманаха «Памятники Отечества».

Спасти усадьбы в годы гражданской войны, нищеты огромной части населения страны, которые видели даже в музеях дворянских усадеб «кровопийц народных», а не людей культуры, собравших и сохранивших множество ценностей, в том числе икон, картин и пр., было сложно. Не было средств на содержание музеев в усадьбах, деньги необходимы были на индустриализацию страны. Вывоз предметов, представляющих интерес, из усадеб в местные центры и Москву при намерении поместить их позже в музеи, большого эффекта не дал хотя часть художественных ценностей таким образом была сохранена, но весьма значительная их часть все же была расхищена и исчезла. Положительный пример дает Дмитровский музей. В нем тогда работал будущий академик, историк А.К. Тихомиров и предметы из усадьбы Ольгово украшали музей. Он создал цикл замечательных работ по исторической географии Московии, широко известных в России и за рубежом.

Вывоз из усадеб вещей и архивов навсегда лишил их овеществленного культурного содержания, ушла живая жизнь поколений, разрушилась усадебная культура. Размещение в усадьбах детских и рекреационных учреждений, их занятия под нужды крестьянских хозяйств вели к разрушению архитектурно-планировочных и хозяйственных особенностей, а также интерьеров усадеб.

В наши дни бывшие усадебно-парковые комплексы — «дворянские усадьбы», служат жителям страны как дома отдыха, санатории, музеи, правительственные резиденции. Некоторые из них купили частные лица. Передача в частные руки усадеб возможна, прекрасный пример — усадьба Середниково. Сегодня эта усадьба находится в аренде у потомка Лермонтова — его тезки — Михаила Юрьевича Лермонтова. Авторам удалось побывать в главном доме усадьбы. Здесь, в центральном зале господского дома, проводятся семинары и занятия для студентов Московского инженерно-физического института по философско-культурологической тематике.

В прекрасном состоянии находятся усадьбы-музеи, например, Мураново. Даже многолетняя реставрация не погубила этой усадьбы. Потомки рода Тютчевых возглавляли этот музейно-усадебный комплекс. Многие Подмосковные усадьбы хранят память о великих личностях или знаменательных событиях жизни отечественной культуры.

Сегодня у многих людей возникает вопрос, а что ясе останется в XXI веке от русской усадьбы как величайшего явления мировой и национальной культуры. Только что прошедший век может быть охарактеризован как время угасания роли усадьбы, вначале как активного участника живой культуры, а затем как феномена наследия. Попытки каким-то образом вовлечь ее в современные социокультурные процессы до сих пор особого успеха не приносили. После исчезновения русской усадьбы как естественно возникшего живого института, для которого были характерны такие черты, как наличие собственника — помещика, заинтересованного в судьбе этой усадьбы, как многообразие функций, которые опирались на традиции и, вместе с тем, проявляли интерес к инновациям, как института, определившего особое отношение русского общества к природе. Затем, уже в конце XIX—начале XX века многие стали рассматривать усадьбу как источник ностальгических настроений. Это стало причиной для возникновения усадьбоведческой литературы Серебряного века, а в послереволюционное время — для превращения многих усадеб в музеи. С другой стороны, появились люди, которые быстро оценили практическую ценность усадьбы. Это те функции усадьбы, которые были связаны с организацией самых различных сфер социальной жизни и, прежде всего, отдыха. При этом, если в начале XX века на территории многих усадеб возникали дачные поселения или они дробились на множество более мелких усадеб, то в советское время в старых усадьбах стали размещаться дома отдыха, санатории, дома творчества и пионерские лагеря.

Музеи остались только в немногих усадьбах. Остальные были переданы трудящимся как профсоюзные здравницы. Однако большая их часть осталась не востребована. Естественно, что такие усадьбы быстро разрушались. Что же происходит сегодня с русскими усадьбами? Лучше всего содержатся музеи-заповедники и музеи-усадьбы. В настоящее время в России имеется около 40 музеев-усадеб и такое же число усадеб сохраняется в форме музеев-заповедников.

Продолжается использование ряда усадеб в форме санаториев, домов отдыха, пансионатов, больничных учреждений и детских лагерей. Эта форма охраны исторических памятников всегда была не очень щадящей по отношению к ним. Пример большинства подмосковных усадеб, где располагались санаторно-курортные учреждения, свидетельствует об этой тенденции. Усадьбы: Михайловское (Шереметьевых), Глинки (Брюса), Высокое (Волковых). Этот список чрезвычайно велик. Однако в 1990-е годы, когда большинство ведомств и предприятий стали банкротами или оказались не способны содержать такого рода учреждения, началось массовое разрушение усадеб. Назовем два наиболее ярких случая. Это Высокое в Смоленской области и Павлищев Бор в Калужской.

Третья традиционная форма использования старых усадеб — это использование их под конторы совхозов и колхозов, школьных учреждений и клубов. Как правило, именно эти усадьбы являются первыми кандидатами на уничтожение.

А какие же есть новые формы использования усадеб? Чаще всего называется только одна. Это передача усадеб в частную или корпоративную собственность. Нередко говорится также о частно-государственном партнерстве. При этом, имеется в виду либо длительная аренда, либо введение доверительной формы управления по типу национального траста. Все это предполагается делать при отсутствии нормативных актов.
А теперь хотелось бы вернуться к русской усадьбе как замечательному феномену мировой и русской культуры. Для начала, следует определить масштаб явления, поэтому немного статистики.
Краткая таблица об изменении численности помещичьих усадеб (в тыс.), полученная учеными Института российской истории РАН свидетельствует о следующих количественных показателях: 1550 г. — 16; 1600 г. — 17; 1650 г. — 21; 1700 г. — 23; 1737 г. —32; 1800 г. — 35; 1858 г. — 50; 1877 г. — 59; 1895 г. — 61; 1905 г. — 55; 1917 г. — 39(40). Конечно, если учитывать все усадьбы, а не только дворянские, то число усадеб к 1917 году оставалось близким к их количеству в конце XIX века. Явными лидерами по числу усадеб выступали: Смоленская, Рязанская, Тульская, Тверская, Московская, Ярославская, Курская, Калужская, Костромская, Псковская и Новгородская области. Число расположенных там усадеб варьировалось от 3 до 1300.

После 1917 года число усадеб постоянно сокращалось. Это и массовые поджоги и их разорения в 1918 году. Вспомним хотя бы грустную судьбу всех усадеб, связанных с именем Пушкина и его друзей на Псковщине: Михайловское, Петровское, Тригорское, Воскресенское, Дериглазово. Затем — коллективизация, войны, отсутствие реальных хозяев, чаще всего, забвение и ненужность. Сейчас мы с трудом можем назвать несколько сотен, а то и десятков усадеб, где сохранились не отдельные усадебные постройки или остатки парка, а целостные ансамбли.

Для большей части публики бывшие усадьбы предстают в виде захламленных территорий. Места, где когда-то стояли чудесные дворцы, окруженные садами и парками, воспринимаются сегодня как «badland», как объекты, не только не представляющие какого-либо интереса для туристов, но и вызывающие раздражение своим запустением и возникающим при этом чувством безнадежности.

К счастью, в последнее время интерес к усадьбам возродился вновь. В 1992 году было воссоздано Общество изучения русской усадьбы. Усадьба стала объектом исследования не только искусствоведов и архитекторов. Большое внимание стало уделяться истории формирования и развития усадеб, усадебным ландшафтам, экономике усадьбы, библиотекам и художественным коллекциям, взаимоотношению хозяев усадьбы с церковью, с соседями и крестьянами.

Следует также отметить, что все еще сохраняется довольно много первоклассных усадебных ансамблей. Многие из них стали музеями. В Москве — это Кусково и Останкино (Шереметевых), Люблино (Дурасовых), Кузьминки (Голицыных).

Множество богатых, может быть, даже роскошных усадеб, созданных крупными землевладельцами, представителями самых знатных русских фамилий, сохранилось и в Подмосковье. Среди них: Архангельское (Юсуповых), Суханово Волконских, Валуево (Мусиных-Пушкиных). Все эти усадьбы отнюдь не менее значимы, чем вошедшие в черту Москвы Кусково, Останкино, Кузьминки, Черемушки. Есть немало замечательных усадебных комплексов и в провинциальной России. Это Знаменское-Раек в Тверской области, Алексино в Смоленской, Марьино в Курской областях и т. д.

Но не только крупными и значительными усадьбами была знаменита Россия. Особую прелесть и очарование русскому национальному ландшафту придавали расположенные там небольшие усадьбы. К сожалению, лишь немногие из них дошли до наших дней. Более всего повезло тем усадьбам, владельцами которых были выдающиеся представители русской культуры, что и позволило организовать в них музеи. Примером такой усадьбы является Мураново, усадьба Е.А. Баратынского и Ф.И. Тютчева. Именно здесь был создан один из первых литературных усадебных музеев. Недалеко от Мураново расположено Абрамцево, усадьба Аксаковых и Саввы Мамонтова, место, связанное с именами замечательных русских писателей, художников, композиторов. Не менее известно Мелихово, усадьба, где в течении нескольких лет жил А.П. Чехов.

В разработанной НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачёва стратегии развития системы музеев-заповедников предполагается значительно расширить сеть усадебных музеев, связанных с жизнью замечательных русских художников, писателей, поэтов, государственных деятелей. Уже говорилось о том, что мемориальные дома-музеи и усадьбы являются традиционными объектами, на базе которых создаются музеи-заповедники. И это очень важно, поскольку в рамках музея-заповедника (музея-усадьбы) сохраняется не только мемориальный дом или собственно усадьба с ее постройками, но и усадебный парк, окружающий ландшафт с расположенными в нем лесными территориями и сельскохозяйственными угодьями. Это позволяет сохранить весь мемориальный исторический ландшафт, впитавший в себя память о жизни и творчестве людей, оказавших фундаментальное влияние на развитие русского государства, русской культуры и науки. Такая тенденция четко прослеживается в процессах трансформации известных музеев-усадеб в крупные музеи-заповедники, которые в настоящее время включают не только собственно мемориальную усадьбу, но и значительную окружающую территорию, соседние исторические сельские населенные пункты.
В соответствии с этой стратегией происходило развитие государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское», Государственного мемориального и природного заповедника Музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», Государственного мемориального и природного музея-заповедника И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново», Государственного музея-заповедника М.А. Шолохова и ряда других.

Вместе с тем, несмотря на создание ряда музеев-заповедников подобного типа, их количество пока недостаточно. Многие выдающиеся политики, деятели культуры, науки России, которые являются гордостью страны, не имеют еще своих музеев (хотя для этого есть достаточные предпосылки — сохранились мемориальные дома, остатки усадеб, парковые ансамбли и другие исторические объекты). Также очень важно сохранить уцелевший удивительный пласт национального наследия, связанный с усадебной культурой. Создание в них музеев и музеев-заповедников — это, пожалуй, единственная возможность спасения и социально-экономического использования этих объектов наследия.

Усадебно-парковый культурный ландшафт должен быть отделен от современного окружающего ландшафта буферной зоной. Культурный ландшафт радует глаз, он не утомляет однообразием и монотонностью. Это та самая видеоэкология, к которой стремятся проектировщики и архитекторы. Несомненно, необходимо сохранить не только саму усадьбу, но и ее естественное окружение. Для этого необходима зона перехода от усадебно-паркового культурного ландшафта к окружающим его пространствам. Изучать и сохранять наследие усадебной культуры — наш патриотический долг и одна из частей той национальной идеи, над формулировкой которой ломают головы политики. Как отмечалось выше, садово-парковые ландшафты могут сегодня использоваться не только как музеи, но и музейно-заповедные территории, а также как туристско-рекреационные зоны. Принадлежащие различным муниципальным образованиям они должны служить местами отдыха для жителей поселений, а также местами, где ненавязчиво, на стендах и витринах, показан путь складывания усадебно-парковых комплексов.

На основании предложений регионов, рекомендаций ученых и специалистов, занимающихся проектированием в сфере культуры, был предложен перечень перспективных территорий для образования мемориальных музеев-усадеб и музеев-заповедников. Среди них следует особо выделить места, связанные с жизнью композитора А.П. Бородина и основоположника русской авиации Н.Е. Жуковского во Владимирской области, усадьбу Лотаревых «Владимировка», где нередко бывал и работал Игорь Северянин (Вологодская область).
В Калужской области особого внимания заслуживает усадьба Городня, связанная с жизнью Голицыных и творчеством архитектора Воронихина, а также Троицкое, владелицей которого была первый Президент Российской академии наук Е.Р. Дашкова.
Курская область хранит память о замечательном русском поэте А.А. Фете (долина реки Тускарь и окрестности села Воробьевки) и об усадьбе Е.Е. Лансере, интересном художнике и представителе замечательной семьи, давшей русской культуре великолепных живописцев и графиков.
Особо следует выделить места, где когда-то были усадьбы таких замечательных деятелей русской культуры, как Г.Р. Державин (усадьба Званка в Новгородской области), Е.А. Боратынский (усадьба Мара в Тамбовской области), Н.А. Львов (усадьба Никольское-Черенчицы в Тверской области), Н. Гумилев и А. Ахматова (усадьба Слепнево Тверской области) и многих других замечательных деятелей русского искусства. Особый интерес представляют территории, охватывающие большие площади и связанные с жизнью многих деятелей культуры. Среди них следует назвать Удомельский район Тверской области, где работали многие замечательные русские художники: А.Г. Венецианов, И.И. Левитан, СЮ. Жуковский, А.В. Моравов, А.С. Степанов, Н.П. Богданов-Вельский, В.К. Бялыницкий-Бируля. Особый интерес представляет также Старицкий район Тверской области, где расположена целая сеть усадеб и сел, связанных с именем Пушкина (Берново, Павловское, Малинники, Глинкино, Курово-Покровское, Красное, Братково и т. д.).
Конечно, этот список далеко не полон. Он свидетельствует только о том, что есть самые серьезные основания не только для сохранения существующих усадеб, но и для воссоздания утраченных, связанных со славными для русской культуры и истории именами.

Ю.А. Веденин,
доктор географических наук, директор Российского НИИ культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва Министерства культуры РФ

О.А. Борсук,
кандидат географических наук, Географический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова
Источник
Для того, чтобы отвечать в темах на форуме необходимо войти на сайт или зарегистрироваться.