Лучшая работа на свете. Об одной необычной московской достопримечательности

Сегодня у меня вечер ностальгии. Поэтому, пост будет не про ТиНАО, а про "старую" Москву, с которой раньше меня связывало намного больше всякого-разного, чем сейчас. Сижу, пересматриваю фотки с одной из своих давнишних работ. Много кем мне приходилось трудиться, но ничего более увлекательного уже никогда не попадалось, ни до, ни после.

Это место москвичам известно как «Музей Холодной войны». 

Или еще проще: «Бункер на Таганке»:

Кто бывал, тому можно не рассказывать. Кто не бывал… представьте себе, что несколько недостроенных станций Московского метрополитена незаметно закопали под тихими таганскими двориками и переулками на глубине в полсотни метров. Хитрый маскирующий домик с фальшивыми окнами, круглая шахта, несколько десятков лестничных пролетов в сторону центра Земли – и вот, вы уже оказываетесь в бескрайнем подземном царстве, в котором с непривычки легко заблудиться.

Сверху грохочет одна из линий московского метрополитена. Еще одна проходит снизу. А кольцевая линия вообще прямо за стенкой. Из бункера есть и несколько выходов в метро. Один, «пассажирский», ведет на платформу станции Таганская. Еще один, «грузовой» - выходит прямо в тоннель. А еще один… нет, про него я, пожалуй, не буду рассказывать. Он был так хитро заделан, что кроме меня, кажется, никто его так и не нашел. :)

Когда-то таганский бункер действовал в качестве защищенного узла связи под индексом «ГО-42». А в одном из блоков некоторое время еще и размещался командный пункт советского штаба дальней авиации. Перестройку бункер застал в состоянии реконструкции. И это, отчасти, предопределило его дальнейшую судьбу. Бывший секретный объект оказался в недостроенно-полузаброшенном виде, был выставлен на продажу и попал в частные руки.

На Таганку я пришел в конце 2006 года (если не считать предшествующие нелегальные посещения), и с переменной активностью работал там до 2009-го. Сначала мы водили по бункеру обычные экскурсии. Спуск по лестнице, «чтоб прочувствовали глубину!», прогулки по длинным металлическим коридорам, осмотр небогатой экспозиции... И на лифте обратно.

Программу пришлось разрабатывать с нуля. Если про Холодную войну в целом информации было предостаточно, то вот с бункерной тематикой было намного сложнее. Секретность сидела на секретности и секретностью погоняла.

Раздобыть достоверные сведения по истории объекта, его назначению и технологиям строительства поначалу было крайне трудно – сплошь закрытые фонды в архивах и суровые, молчаливые «старожилы», которые когда-то здесь работали, но подписали в своей жизни слишком много бумаг о неразглашении, чтобы свободно болтать с какими-то историками. Кое-что я знал и раньше, благо серьезно интересовался темой, а вот остальное приходилось отыскивать буквально по крупицам. Самое неприятное, что в итоге ты сам порой оказывался как бы неофициальным носителем гос.тайны, но при том понятия не имел, какие из добытых сведений можно сообщать на публику, а какие до сих пор находятся под грифом секретности.

Только в 2008-2009 годах были запоздало рассекречены документы, связанные с первыми советскими разработками противоядерных бункеров подобного уровня. С того момента можно уже было твердо опираться на общедоступные архивные данные, не опасаясь ляпнуть что-то «секретное» прямо на экскурсии. Сейчас по этой теме доступно и вовсе множество материалов. Доступны даже научные книжки со сложнейшими формулами, по которым любой желающий может рассчитать воздействие ядерного взрыва на подземные сооружения (не забудьте воспользоваться, когда будете строить погреб на даче!).

Но просто водить экскурсии было скучно. И мы начали креативить. Не буду перечислять множество интерактивных фишек, которые разрабатывались в бункере. Для иллюстрации хватит и одной. Мы называли это просто: «Спецэффект». С большой буквы. В самом дальнем металлическом коридоре (вообще, по нормальной терминологии эти коридоры называются «ходкИ») были запрятаны мощные аудиоколонки и генератор сценического дыма. В самый разгар экскурсии внезапно гасло освещение. Начинала тревожно мигать красная лампа в конце ходка. Громкий голос из колонок зачитывал оповещение о нанесении ядерного удара со стороны вероятного противника. Мол всё, «час икс» настал, наши ракеты уже запущены в ответ, проследуйте организованными группами на ближайшее кладбище. И потом «бабах!». И дым.

Колонки были действительно хороши. Металлические стены, пол и потолок вибрировали в такт взрыву. Сплошное дымовое облако пробивали нервные вспышки красной сигнальной лампы. Диктор печально сообщает о количестве погибших и о радиоактивной пустыне, которая теперь ждет нас наверху. У людей в глазах легкий ужас.

Один только этот «Спецэффект» создавал столько забавных ситуаций, что пересказывать их можно бесконечно. Чего только стоили вопли детей: «ура, мы останемся в бункере жить!» на фоне перепуганных и чуть ли не рыдающих мамаш. Вспоминаю, как один раз я водил небольшую смешанную группу. Десяток русских и прицепленные к ним двое парней из США, подозрительно хорошо понимающие русский язык (шпионы, очевидно!). После того как долбануло, один из наших мужиков с весьма мрачным выражением лица положил руку на плечо американца и отчетливо сказал: «ну что, теперь из-за вашего тупого ковбоя (тогда президентом еще был Буш) нам теперь торчать в этом подвале до старости, да?». Выражение лица американца я даже не берусь описать словами. Никогда его не забуду.

Воздействие "Спецэффекта" не только щекотало нервы экскурсантам. Оно еще и моментально выбивало из некоторых впечатлительных людей дурацкие милитаристские замашки. Здесь можно было на мгновение почувствовать, что это такое - тотальная война без победителей. Ты вроде бы жив, но толку от этого мало. Привычная цивилизация рухнула, и винить в этом некого, и исправить уже ничего нельзя.

А поздно ночью, когда уже закрывалось метро, можно было выйти в тоннели и отправиться бродить по большому таганскому межлинейнику, стараясь не попадаться на глаза ночным метрополитеновским рабочим. Кто-то, вероятно, все-таки на глаза им попадался, поэтому выход в тоннель в итоге накрепко замуровали со стороны метро. Может и к лучшему. Повторять такие прогулки категорически не рекомендуется. Сейчас на дворе уже далеко не 2006 год, и за подобные невинные развлечения ответственность теперь очень серьезная, вплоть до уголовной.

В общем, это было прекрасно. Свободно, экстремально, креативно, неполиткорректно, весело.

Со временем, помимо экскурсионных, мы разработали и чисто интерактивные программы. Огромной популярностью пользовалась сюжетная игра-экшн с элементами страйкбола. Лихо закрученный сценарий и неожиданные импровизации («- Код не подходит к замку? – Вон лом валяется, ломайте дверь, за нами же гонятся!»). Внезапная террористическая атака, паническая беготня, разгадывание шифров, взламывание сейфов, тактическое планирование, ориентация в темных лабиринтах по обрывкам карт, перестрелки, погони, взрывы светошумовых гранат в тоннелях, путь на волю через шахту по ржавым техническим лестницам... О, это было незабываемо! В сто раз интеллектуальней, чем банальный страйкбол или пейнтбол. В миллион раз спортивней и экстремальней, чем современные комнатные «квесты», столь популярные у столичной молодежи.

Что сейчас происходит на Таганке – я слабо представляю. Не бывал там уже лет пять-шесть. Да и спросить не у кого: коллеги-историки, которых я когда-то туда притащил, тоже давно уволились. Но в целом, тенденции были таковы, что прежняя экспериментально-творческая вольница понемногу отступала под натиском рыночной экономики.

Подобные объекты очень дороги в обслуживании. Невообразимо дороги. И одними лишь экскурсиями да веселыми играми эти деньги не отобьешь. Последнее, что я успел застать – появление модного подземного ресторана для разных корпоративных банкетов. Вероятно, в этом направлении комплекс развивается и до сих пор. Атмосфера мрачного загадочного подземелья потихоньку уходит, зато появляются всё новые и новые цивилизованные пространства, на которых можно делать эффективный бизнес. Центр Москвы, площади огромные, чуть ли не гектарами можно мерить. Хватит места на просто музей, просто ресторан, просто ночной клуб, просто конференц-зал, и еще два десятка аналогичных подразделений.

Но это всё уже слишком банально, и потому лично мне уже не особо интересно. Так что, остается лишь иногда пересматривать старые фотки, черновики программ и сценариев. Пересматривать и предаваться приятным воспоминаниям о самой мальчишеской, самой зажигательной, самой лучшей работе в моей жизни. Которую, увы, уже не вернуть. Впрочем, как знать? Может, еще какой-нибудь из многочисленных столичных спецобъектов со временем рассекретят и захотят превратить в интерактивный музей. Тут мой опыт будет очень кстати. ))

На этом пока всё. 

18:06
223
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!